Символический обмен и смерть Бодрийяра

В частности, американские сторонники "постмодернизма" сопровождают его имя религиозными эпитетами, [? Сторонники, особенно европейские, строгой науки, упрекают Бодрийяра теми же "вольностями", объявляя его врагом здравого рационального мышления.

Даже если французский ученый и мыслитель действительно вызывает подобную сакрализацию, положительную или отрицательную - сакральное вообще характеризуется амбивалентностью, - в его творчестве можно выделить текст, имеющий вполне однозначную тенденцию; в нем автор четко занимает позицию, формулируя, против чего он выступает и за что он выступает в современной культуре.

Здесь впервые в неявном виде намечается трехчастная схема постановки, в которой появляется место для "постмодерна", хотя само слово, заимствованное у американских критиков, вошло в лексикон Бодрийяра лишь позднее оп и до сих пор использует его с недоверием и часто ставит в кавычки. Схема включает 1 "первобытное" общество, т.е. фактически докапиталистическое общество, 2 стадию "политической экономии", т.е. буржуазно-капиталистической цивилизации, вместе с ее экономическими и культурными атрибутами, включая соответствующую ей социально-критическую теорию марксизма, 3, наконец, "настоящее" положение вещей, стадию, когда ценности второй стадии растворяются в новой социальной организации, главной чертой которой является повсеместное распространение "симулякров".

Исторически эта схема довольно расплывчата, так что первый этап охватывает самые разные стадии общественного развития, от племенных образований до древних и средневековых цивилизаций, а второй имеет тенденцию сжиматься до одного лишь XIX века, но формально-логическая динамика прорисована точно и резко, что позволяет конкретизировать новые проблемы западной цивилизации в ее "современном" состоянии. Бесполезно и безнадежно пытаться охватить все эти вопросы в предисловии, поскольку сам Бодрийяр пишет о них очень выразительно, а текст его книги чрезвычайно насыщен.

Попробуем лучше выделить одну сквозную проблему, которую в этой работе, как и во всех других, он не поднимает отдельно или последовательно, но которая могла бы раскрыть внутреннюю логику его мысли и вписать ее в контекст французской культуры последнего полувека. Это проблема времени. От мифа к симулякру В своих различных книгах Жан Бодрийяр неоднократно ссылается на Ролана Барта, но в основном на его конкретные рассуждения по частным вопросам социальной семантики автомобиля или, скажем, алеаторного порядка литературной композиции.

Влияние Бартеза на него, однако, кажется гораздо более значительным, о чем свидетельствует уже название его первой книги "Система вещей".

Однако влияние Барта на него, вероятно, гораздо сильнее, на что указывает название его первой книги "Система вещей". Обе книги также близки методологически; авторы занимаются систематическим, строгим описанием "легкомысленных" явлений консюмеризма.

Барт и Бодрийяр имеют и более глубокое сходство, на уровне фундаментальных интуиций, базовых ощущений мира, которые служат основой для дальнейших научных и философских построений. Здесь необходимо вспомнить, и не раз, прежде всего, книгу Барта "Мифологии", которая, кажется, нигде не упоминается Бодрийяром в явном виде, но это умолчание кажется слепым пятном его текста, бессознательной попыткой не признавать свои собственные истоки. Фундаментальной интуицией "Мифологий" Барта, усвоенной Жаном Бодрийяром, было переживание неаутентичности мира, данного нам в культурном опыте, его загрязненности паразитическими, вторичными идеологическими смыслами.

Как известно, Барт дал этому факту семиотическую интерпретацию, показав, как происходит "мифологизация" мира через включение первичных языковых и других культурных знаков в коннотативную знаковую систему второго порядка, которая использует их первичные, "естественные" значения как оправдание, "алиби" для своих собственных ценностных смыслов.

Как известно, Барт дал этому факту семиотическую интерпретацию.

Недоверие к иллюзиям "подлинности" и "естественности" стало главной движущей силой и в книгах Бодрийяра, но его интерпретация иная, более радикальная, как он сам пишет: "радикализация гипотез - единственно возможный метод" - прим. ред. Соответственно бартезовский термин "миф", обозначающий единицу ложного, неподлинного смысла, функционирующего в культуре, Бодрийяр заменяет другим термином, имеющим философско-онтологическую традицию, - "симулякр".

Понятие симулякра "видимости", "подобия" древнее, в европейской философии оно существует с античности, [?

Верные имитации-копии характеризуются своим сходством с образцом, а неверные имитации-симулякры - своим отличием от образца и друг от друга, но общим для них является их соотнесенность, положительная или отрицательная, с трансцендентным образцом.

Эта платоновская теория симулякров была реконструирована Жилем Делезом в его статье "Свергнуть платонизм", опубликованной в Le Revue de Metaphysique et de Moral за год до выхода первой книги Бодрийяра и включенной под названием "Платон и симулякры" в "Логику смысла" Делеза в следующем году. Проблема больше не заключается в различении сущности-видимости и модели-копии [...].

Первая книга Бодрийяра, включенная в книгу Делеза "Логика смысла" в том же году и реконструированная критически, должна была "ниспровергнуть платонизм", то есть освободить симулякр от привязанности к модели и включить его в чисто дифференциальную игру: проблема больше не заключается в различении сущности-видимости и модели-копии.

Симулякр - это не просто вырожденная копия, в нем заключена позитивная сила, отрицающая как оригинал, так и копию, модель и репродукцию. Бодрийяр - в этом была новизна его подхода - спустил его с небес на землю, перенес из области чистой онтологии и эстетики в описание современной социальной реальности: то, чего не мог представить себе Платон и к чему все еще стремятся современные художники в своих попытках подорвать платоновскую схему репрезентации, оказывается, уже реализовано в реальности, которая в массовом количестве производит самодостаточные, независимые от трансцендентного модели и все больше формирует из них жизненную среду современного человека.

В работе "Символический обмен..." Бодрийяр предлагает историческую схему "трех порядков" симулякров, сменяющих друг друга в новоевропейской цивилизации от Ренессанса до наших дней: "подделка - производство - симуляция". Симулякр первого порядка действует на основе естественного закона стоимости, симулякр второго порядка - на основе рыночного закона стоимости, симулякр третьего порядка - на основе структурного закона нуастической стоимости.

В этой трехчастной схеме мы можем увидеть асимметрию, связанную с разнородностью объектов, которые становятся "моделями" для симулякров: если подделка, например, имитация дорогих материалов в одежде или архитектурном декоре и производство серийных, идентичных промышленных изделий относятся к материальным вещам, то симуляция, как показывает лингвистическое использование слова, относится скорее к процессам, имитирующим действия, деятельности или символическим сущностям, имитирующим болезнь и т.д.

В основе исторической эволюции симулякров лежит естественный закон стоимости.

Эта историческая эволюция симулякров любопытным образом напоминает персональную эволюцию Жана Бодрийяра, который постепенно перешел от социологической критики вещей к критике абстрактных сущностей, циркулирующих в обществе.

В своей "Системе вещей" он уже говорил о "симулякре природы", обозначающем Идею природы и искусственно созданном в ее повседневной жизни отдыхающим; или о "фантоме сублимированной подлинности", симулякре истории, столь же искусственно поддерживаемом в современном доме путем встраивания в него некоторых фрагментов древнего здания, разрушенного при его строительстве; [?

В "Символическом обмене..." акцент делается уже на чисто действенных аспектах симуляции, где нет ни вещи как таковой, ни даже субстанции. Или модель человека-потребителя, упомянутая в "Системе вещей": рекламный "ты", искусственный продукт, полученный в результате чисто семантических операций, не имеющий никакого отношения к реальному субъекту: - 1 из 63 - Перейти на страницу.

Навигация

thoughts on “Символический обмен и смерть Бодрийяра

  1. А на повестке дня только глянцевый гламур или всесторонний охват? А то вот я мыслей имею всяких много, а визуализировать их не умею…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *